О страховании банковских вкладов физических лиц

«Я бы вообще предлагал компенсировать не 100% вкладов вместе с процентами, а допустим компенсировать только основное тело вклада, а часть процентов чтобы люди оставляли под риском. Это их бы заставляло относиться разумнее к вложению денег…Они (вкладчики – прим. ред.) перекладываются из банка в банк, ловя более высокие проценты. Таким образом, они создают благодатную почву для строителей финансовых пирамид»

Перед тем, как, собственно, проанализировать целесообразность предложений Г. Грефа в цитате, напомню основные моменты, касающиеся страхования банковских вкладов. В 2004 году было создано АСВ – Агентство по страхованию вкладов. Согласно законодательству, вклады физических лиц (!) в настоящее время застрахованы в сумме до 700 000 рублей в одном банке. Это значит, что открыв вклад в пределах указанной суммы в случае отзыва лицензии у банка, АСВ гарантирует возврат вклада с учетом процентов, но до 700 000 рублей. Для лучшего понимания представим две ситуации:

1. Открыт вклад на сумму 600 000 рублей. За один год начислены проценты в сумме 60 000 рублей. Государство гарантирует возврат суммы 660 00 рублей данному вкладчику.

2. Открыт вклад на сумму 650 000 рублей. За один год начислены проценты в сумме 65 000 рублей. Государство гарантирует возврат суммы не 715 000 рублей (вклад плюс все проценты), а только 700 000 рублей. То есть часть начисленных процентов клиент не получит. Гарантийный фонд формируется за счет взносов банков-участников системы страхования вкладов. Стоит отметить, что на сегодня сумма, накопленная в указанном фонде в разы меньше общей суммы вкладов физических лиц в российских банках. Впрочем, об этом не раз мы писали на этом сайте в статьях, посвященных банковской системе страны (см. например, статьи «Банковский вклад как форма инвестиций» и « Страхование вкладов: 1 млн. руб. вместо 700 тыс. руб » ).

Теперь о цитате: г-н Греф предлагает гарантировать возврат только суммы вклада, но не начисленных процентов. Из наших примеров, клиент гарантированно получит 600 000 рублей и 650 000 рублей соответственно. Если подходить строго экономически к вопросу о банковских вкладах, то их можно с уверенностью назвать одним из видов инвестиций. То есть если у человека есть n рублей, он может открыть вклад в банке, приобрести акции российских компаний, приобрести валюту, товар, недвижимость, ПИФы (паевые инвестиционные фонды). Любому из этих видов инвестиций присущи категории риска и доходности. Их соотношение для каждого человека будет определять его выбор.

Я согласен с г-ном Грефом в том, что для большинства граждан страны магическая фраза «вклады застрахованы» заставляет их нести свои деньги в банк, предоставляющий ставку, например, 12% (сейчас это возможно разве что в малом либо среднем частном банке), условно, при средней сумме вклада 300 000 рублей. И будет немного потенциальных клиентов, которые будут задаваться вопросами о том, каков рейтинг банка, каковы его финансовые показатели, история, кто стоит у его руководства. Все эти вопросы просто "отменяются" страхованием вкладов. Анализируется только процентная ставка. Большинство же государственных банков при прочих равных предлагают 7-8% годовых. Если вклады застрахованы, зачем нужна ставка 7%, думают многие.

Фактически, механизм страхования лишил банковский вклад присущей любым инвестициям, который мы называем таковыми, категории риска. Вкладчик ничем не рискует, размещая свои деньги. Предложения главы Сбербанка сводятся к тому, чтобы наделить вклад категорией риска. То есть, получая определенную доходность по вкладу, клиент должен понимать, что есть и определенный риск. И это правильно, потому что позволит в итоге более обдуманно относиться к выбору банка, а если не устраивает соотношение риска и доходности, то обратить внимание на другие виды инвестиций. Это, конечно, актуально для более продвинутых граждан в финансовом плане.

Сейчас же, получается, что для того чтобы приумножить (инвестировать), либо просто сохранить (снизить потери за счет инфляции), клиент выбирает банк с наибольшим процентом по вкладу, предполагая, что риск равен нулю.

Есть, конечно, и политический подтекст высказывания главы Сбербанка. Обратите внимание на дату цитаты – конец декабря 2013 года, когда по итогам года у нескольких банков были отозваны лицензии, в том числе, и такие резонансные случаи, как Мастер-банк. Я вижу причины такого хода мысли Г. Грефа в проводимой политике Правительства РФ. Поясню: в условиях, когда многие крупнейшие банки кредитуются на Западе, в валюте, политика девальвации рубля, запущенная Правительством РФ летом 2013 года для стимулирования экономического роста, и продолжавшаяся до марта 2014 года, «приближает» эти банки (как, впрочем, и многие крупные российские корпорации) на шаг ближе к дефолту. То есть ситуации, когда рублевых доходов банков будет недостаточно для выплаты долгов кредиторам (ведь рубль обесценивается, и их требуется все больше, чтобы обменять на доллары). И поэтому именно сейчас началась реализация мер по отзыву лицензий банков, реальная цель которой, на мой взгляд, заключается в том, чтобы перераспределить денежные средства между банками внутри банковской системы. Очевидно, что перераспределение будет осуществляться в пользу банков государственных. А это их рублевая ликвидность, которая им необходима, в том числе и в случае, если девальвация рубля будет продолжаться. Перераспределение будет осуществляться за счет некоторого оттока вкладов из средних и малых банков.

Всё это укладывается и в объявленный секвестр бюджета (сокращение расходов бюджета), который продемонстрировал, что рассчитывать на государственную помощь крупным государственным системообразующим банкам не стоит. В этой связи предложение Г. Грефа, в случае, если инициатива будет реализована на законодательном уровне, может привести к тому, что средства вкладчиков также будут перераспределяться между банками. И здесь вряд ли стоит сомневаться, что происходить это будет в пользу государственных банков, предлагающих меньший процент, но более высокий процент надежности – из банков средних и мелких, где процент по вкладу выше. Клиент уже несколько раз подумает, прежде чем нести вклад в банк второй или третьей сотни, зная, что государство будет гарантировать ему только сам вклад без процентов.

Ну и второй эффект от реализации инициативы Г. Грефа – это снятие нагрузки с АСВ. Если средстав вкладчиков в основной массе будут сконцентрированы в крупных государственных банках, то наступление страхового случая в любом другом банке второго и третьего эшелонов – это незначительный «удар» по АСВ. Что касается итогов 2013 года, то сумма, накопленная в АСВ, значительно сократилась: на 1 октября размер Фонда составлял 232,4 млрд. рублей, а на 1 января 2014 года уже 140,0 млрд. рублей. В итоге на сегодня (май 2014 года) в АСВ находится сумма около 196 млрд. рублей, за вычетом сумм по страховым выплатам.

= 0. 'label label-green'. 'label label-red'"> <$ article_rate $>